fiveafoniya: (Default)
По следам Нарнии, в доме появились Тимус - Тамнус, Гришастик - Шастик или Шаста. Степка зовоет Тимку - Тимондель, а себя Степик или Степашкин. Сильно расстраивается, что во всех семи повестях о Нарнии не нашлось ему фонетически созвучного персонажа. А мне кажется, что у него не мало сходства с чудесным Кваклем-бродяклем Хмуром )))
Бабушка подарила идею синтеза имен младших - ГришаТимы, ГриМошы и ТимоГры.
fiveafoniya: (мы)

(С)

Зима 2006 - 2007 года выдалась на редкость дождливой и в начале года многие вспоминали Пушкинские строки «Зимы ждала, ждала природа. Снег выпал только в январе. На третье в ночь.(с)»
2 февраля 2007 грянули первые, настоящие морозы. Утром термометр показывал больше 20 градусов. Для того, чтобы придти вовремя на Литургию нужно было выйти из дома в 8.30. Мы как всегда опаздывали. С самого утра мы даже не разговаривали, видимо от сильнейшего смущения. Мне было как-то неловко в белом венчальной платье, да и Андрюшка выглядел весьма напряженно во взятом у брата на прокат костюме. Главное, мы не знали, что делать друг с другом. Я, стесняясь, появилась перед женихом в подвенечном наряде, а он видимо подавленный моим настроением не высказал не единой эмоции при виде невесты. Я почти плакала. Такими растерянными и обескураженными, молча мы отправились в Храм. Вдруг, почти перед домом, на маленькой пешеходной дорожке, полностью заметенной снегом, с большими сугробами по обе стороны, мы увидели собаку. Самую обыкновенную дворовую собаку, она сидела посередине дороги, глядя на нас умными глазами и казалась совершенно сказочной. Весь ее вид, на застывшей от мороза улице, выражал крайнее одиночество и покорность судьбе. Ее появление словно, что-то в нас отомкнуло и мы заговорили.
На Литургию опоздали, и почти чудом удалось исповедаться и причаститься. Пришлось во второй раз выносить Чашу. Начала Венчания мы ждали в Храме, попробовали было высунуться на улицу, но почти сразу замерзли. Приехала Вера, мама со Степкой, Лена с Тимошкой и мамой Андрея. Сам чин Венчания мы прочитали накануне, и некоторые моменты четко понимали, в остальные молились своими словами. Когда отец Петр, соединив наши руки, проводил нас троекратно вокруг аналоя, сзади слышался шорох штанишек (Степка, ни сколько, ни смущаясь присоединился к шествию). В Храме было очень холодно, и сверху платья, я осталась в вязаной кофте, о чем потом долго сожалела. Разница в температуре стала особенно ощутима, когда сняли венцы (в них было гораздо теплее). Андрюшка потом поделился, что когда батюшка давал нам по очереди отхлебнуть вина, он старался сделать глотки побольше, помня, что я кормящая мама. Потом мы шли по заснеженному парку домой, притихшие и торжественные. Все было как-то по новому, уже не ты и я, а семья, одна плоть.
fiveafoniya: (мы)
Вначале, мысль о том, чтобы пожениться особо серьезно нами не рассматривалась. Вернее как руководство к действию не принималась. Потом начался мрачный период нашей жизни, который длился больше трех лет. В этот период разговоров о свадьбе вообще не заходило, больше обсуждалась тема гибнущих отношений, было ясно, что наша совместность под угрозой и все чаще, диалог скатывался к вопросу «как наименее болезненно расстаться? и «что делать с сыном?»
Потом пришла удивительная осень 2005 года. Мы словно заново друг на друга взглянули. Два почти незнакомых человека, повзрослевших и обновленных.. Начался новый, первый, сознательно - созидательный этап в жизни нашей семьи. Пришла любовь и стало зарождаться робкое ощущение того, что мы вместе навсегда. Весной 2006 к радости от обретения друг-друга прибавилась новая: неожиданный, но очень желанный малыш.
Разговоров о свадьбе не заходило. Еще слишком свежи были раны и переживания, оставленные в наследство «смутным временем», не появилась крепкая база для взаимного доверия, да и не совсем понятно было зачем? Мы вместе (и уже столько лет), расходиться не собираемся, имущественных претензий не имеем. И потом у меня появилась идея, которая не подразумевала гражданскую регистрацию брака до моего тридцатилетия.
Ближе к рождению малыша, мы впервые начали всерьез задумываться о Боге… Во многом, к этому подтолкнуло решение о домашних родах с православной акушеркой. Несколько раз мы съездили к ней на курсы, послушать и познакомиться. Среди практических советов для будущих мамам, звучал постоянный призыв к молитве и упованию на Господа. И сама Наташа производила впечатления очень надежного и светлого человека. Рядом с ней хотелось находиться и появлялась уверенность, что все будет хорошо.
Однажды, после занятия Андрюшка поделился размышлениями о том, что нам необходимо сказать Наташе, что мы не состоим в браке, ни в гражданском, ни в церковном. Аргумент звучал примерно так: «Наташа, принимая роды, уповает на себя и на Божию помощь, а мы в таком уповании для нее плохая поддержка, а может и даже наоборот, помеха, со своим неверием». Все было верно, Андрюшка тогда вообще не мог в Храм войти, а мне только- только попал в руки наш первый молитвослов. О том, что такое Причастие и Исповедь мы даже не знали.
Сказали Наташе, она не обнаружила удивления, но как-то твердо сказала: «Вы что! представитесь, а вас и рядом не поставят, вы об этом подумаете!» Совершенно неожиданно эти простые слова, почти незнакомого человека, внутренне были восприняты как четкое руководство к действию. И это уже не было связанно с рождением ребенка, это было больше и глубже. Касалась нас целиком и полностью. Всей жизни, как мы понимали ее сейчас и главное той части, которую еще не совсем понимали, а пока только неотвратимо предчувствовали. Мысль о том, что наше Венчание это реальность и почти духовная необходимость так потрясла, что обсуждение этого вопроса привело к колоссальному напряжению и ссоре.
На наши аргументы, что мы не расписаны и церковь таких вроде не Венчает, Наташа посоветовала не откладывая обратиться к ее духовнику, батюшке Артемию Владимирову с просьбой благословить нас на роды и если он сочтет возможным обвенчать (шел Рождественский пост). Мы испугались, но в ближайшую субботу, поднявшись в 6 утра, и прихватив с собой Степку, отправились в Красное Село. Выстояли почти всю службу, молясь, как учила Наташа, чтоб батюшка обратил на нас внимание. Вдруг он ко мне подошел и благословил, я успела спросить про роды и венчание. Он поинтересовался, в чем сложность и я начала сбивчиво объяснять, что мы от храма пока далеко, что есть опасения и сомнения и будущий муж говорит, что не готов… Батюшка предложил нам подождать окончания молебна и поговорить. Окрыленная я помчалась на улицу к Андрюшке и Степе, рассказать о разговоре с батюшкой. В это время из Храма утянули беспечно брошенный мною рюкзак со всеми документами, кошельком и телефоном.
Несмотря на растерянность, мрачное настроение после обнаружения пропажи и четных ее поисков, батюшку мы дождались. Он вышел, угостил конфетами и как то очень тепло стал нам что-то говорить. Вернее больше Андрею, что –то, что сводилось примерно к следующему: «Посмотри, вот ты, вот твоя жена и ваши дети. Вы прекрасны и вы уже семья. Когда и главное как ты сможешь понять, что готов к Венчанию? Вы уже есть! Какие могут быть сомнения о том, надо ли просить Божего благословения для вашего семейства?» Наверное, он говорил и что-то еще, но это я уже не уловила, потому что как зачарованная смотрела как сходит напряжение с Андрюшки и глаза его светлеют. Уезжали мы оттуда все же ошарашенные. У меня украли все документы, которые необходимы для больницы, на случай если вдруг что-то в родах дома пойдет не так, батюшка не сказал нам сможет ли он нас обвенчать, так –как из-за поста, на Венчание нужно испрашивать особого благословения и более того, его не будет ближайшие две недели и ответ он сможет нам сказать уже почти перед родами.
Потом было ожидание. Я четно звонила в Красное село, надеясь поговорить с отцом Артемием и узнать ответ, но застать его никак не могла. Волновалась и дергалась. Но именно в это время я начала читать литературу с православным учением о браке и молиться. Сначала как могла, своими словами, потом с помощью молитвослова, где помимо молитв о нуждах встретила молитвенное правило, исполнение которого как-то необычайно легко давалось первое время. По-моему именно в этот период состоялась моя первая исповедь и Причастие.
В следующую пятницу Наташа сказала нам, что благословения на Венчание нет. Сейчас уже не помню, но могу предположить, как я тогда расстроилась.
Folio verso...

Profile

fiveafoniya: (Default)
fiveafoniya

January 2015

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios